Кто воюет на Востоке Украины?

Война на ДонбассеВедущий в Германии институт, изучающий ситуацию в зарубежных странах, — берлинский Фонд науки и политики (Stiftung Wissenschaft und Politik, SWP), опубликовал исследование, посвященное сугубо военным аспектам конфликта на востоке Украины. Эксперты SWP проанализировали ход начавшейся 15 апреля антитеррористической операции (АТО) и роль сторон, участвующих в боевых действиях, пишет Deutsche Welle.

Ассиметричный противник
Киев имеет дело, говорится в исследовании, «с ассиметричным противником, который методично использует гражданское население в своих целях». На стороне сепаратистов, считают в SWP, воюет примерно 15 тысяч человек. Но это — разношерстное войско. Одну его часть составляют местные жители, выступающие за большую автономию региона или за его присоединение к России.
Среди них есть и представители правоохранительных органов, ранее поддерживавшие Виктора Януковича. Свержение его режима, отмечают исследователи, лишило их власти и источников доходов.
Другая часть вооруженных сепаратистов — это прибывшие в район боевых действий через российско-украинскую границу добровольцы и наемники. «Наряду с этническими русскими и казаками, — пишут исследователи из SWR Маргарете Кляйн (Margarete Klein) и Кристиан Пестер (Kristian Pester), — среди них можно встретить также представителей других национальностей, в частности чеченцев, осетин или армян». Мотивы у них разные: финансовые, идеологические, политические, а иногда просто авантюризм.
У воюющих на стороне сепаратистов, отмечают исследователи, при их весьма высокой численности и хорошем вооружении, нет внутреннего единства и широкой поддержки среди местного населения. SWP приводит данные опросов, согласно которым большинство жителей востока Украины хоть и отрицательно или с подозрением относятся к новой власти в Киеве, но в то же время выступают против войны с ней и против отделения от Украины. Этим, в частности, объясняются проблемы сепаратистов с пополнением их вооруженных рядов местными жителями.

На кого опирается Киев
Довольно пеструю картину представляют собой и силовики, участвующие в АТО.
Аналитики SWP обращают внимание на проблемы регулярной армии Украины, которая, в отличие от российской, не была модернизирована и к тому же была сокращена с 450 тысяч до 130 тысяч военнослужащих. Более чем наполовину она все еще состоит из призывников, которые не горят желанием участвовать в боевых действиях. По-настоящему боеспособными в SWP считают части воздушно-десантных войск и спецназа.
Кроме них, в АТО принимают участие сотрудники СБУ. Им отводится даже ключевая роль, в особенности подразделениям по борьбе с терроризмом и контрразведке. Авторы исследования отмечают, что в СБУ служит примерно 30 тысяч офицеров, что в шесть раз больше, чем, например, в обеих британских спецслужбах вместе взятых — внутренней безопасности и внешней разведки.
Далее SWP называет украинскую погранохрану (45 тысяч человек), которая по долгу службы не должна пропускать в страну наемников и вооружение для сепаратистов. Большая часть пограничников — это опять-таки призывники и административные работники. Получают они мало, и по этой причине, говорится в исследовании, «отдельные украинские пограничники за деньги пропускают через границу технику и боевиков из России».
Что касается украинских внутренних войск, реформированных и переименованных в Национальную гвардию, то, по данным SWP, в боевых действиях на востоке Украины они непосредственно не участвуют. Задача Нацгвардии — контроль на блокпостах и охрана объектов инфраструктуры. А вооруженные подразделения МЧС Украины (9.000 человек) используются в тылу АТО, где собирают мины и неразорвавшиеся снаряды, восстанавливают энерго- и водоснабжение.

«Частные армии»
Отдельная глава в исследовании посвящена различным военизированным проукраинским формированиям, частично неподконтрольным командованию АТО. Аналитики SWP делят их условно на три группы.
К одной они относят подразделения, созданные активистами Майдана, в том числе «Правым сектором» и другими радикальными группировками. Вторая группа — своего рода «частные армии» типа батальона «Донбасс», к которым примкнули бывшие военнослужащие украинской армии.
К третьей группе таких военизированных формирований аналитики SWP причисляют подразделения, созданные и финансируемые местными олигархами, например, батальоны Игоря Коломойского.

Коррупция и проблема лояльности
К числу главных проблем украинских органов безопасности, в особенности армии, авторы исследования относят огромный финансовый дефицит и приводят такое сравнение: оборонный бюджет Украины на 2013 год планировался в размере 1,8 миллиарда евро, в России под ружьем — впятеро больше солдат, но на них выделяется в 25 раз больше средств.
Еще одной проблемой SWP считает «системную коррупцию на всех уровнях», которая приводит к тому, что даже те небольшие средства, которые выделяются из бюджета на нужды силовиков, исчезают.
И, наконец, проблема лояльности. Авторы исследования напоминают, что в начале конфликта многие сотрудники органов безопасности на востоке Украины перешли на сторону сепаратистов или вели себя пассивно. Лояльность Киеву, отмечают они, подрывается многими факторами, такими как этническое происхождение, наличие родственников в России, бывшие связи во времена Януковича, зависимость от тех или иных олигархов.
В заключение авторы исследования берлинского Фонда науки и политики выступают с идеей отправить на восток Украины международную миротворческую миссию для разграничения конфликтующих сторон, демобилизации и реинтеграции в гражданское общество военизированных формирований — как сепаратистских, так и проправительственных.
«Однако участие Германии и других государств в такой миссии может рассматриваться только в том случае, если на то будет соответствующий мандат и поддержка Украины и России», — пишут Маргарете Кляйн и Кристиан Пестер из берлинского Фонда науки и политики.

«STATUS QUO». 14.08.2014

Добавить комментарий