Газета «Донбасс» от 24 ноября 2011 года разместила материал Алисы Соповой о визите Оксаны Забужко в Донецк и Святогорск.
Не оставил меня этот материал равнодушным. Написав пару комментариев к статье, решил немного подискутировать с «культовой украинской писательницей», которая, читаем заголовок статьи: «Оксана Забужко назвала Донецк столицей китча».
Чего-чего, а китча и пафоса у нас предостаточно, но почитаем…
«- Мне всё время бросалась в глаза одна деталь, которая отличает Донбасс от других регионов страны. На подъезде к городу какой-то парапет оклеен огромными табличками: «Не садиться!» В монастырском, извините, туалете: «Положить на место!» Всё с восклицательными знаками. «По газонам не ходить!» Мне рассказали, что у вас нельзя сидеть на газонах, устраивать там пикники. И это не такие мелочи, как кажется. Это язык, на котором власть общается с гражданами. Стоять, лежать, бояться! Это очень советский дискурс. Я была достаточно взрослым человеком, хорошо помню эти бесконечные запреты приказного тона с восклицательными знаками. Это — язык авторитаризма. Если тут есть какая-то рациональная причина, например, шаткая балюстрада, то так и надо написать: «Извините, балюстрада ненадежная, будьте осторожны». А за этим «Не садиться!» читается девяностолетняя традиция вохровца с автоматом, направленным вам в спину, которая мне как киевлянке бросается в глаза в Донецке.»

Очень интересные замечания бывшего члена КПСС, которая, безусловно не понаслышке знает об авторитаризме. Вероятно, стандартная для электриков надпись «Не влезай убьет», должна быть из уважения к мироощущениям читающего изменена на — «Проникать не рекомендуется, так как высокое электрическое напряжение может привести к трагическим результатам, вплоть до летального исхода…» Троеточие в конце не случайно, так как этот знак препинания наведет на глубокие размышление, в отличии от рубящего на корню инициативу восклицательного знака.
Кстати о газонах. Ввиду довольно безжалостного к траве степного климата и тяжелой экологической обстановки, поддерживать газоны в надлежащем виде на Донетчине не просто, даже если по ним не ходить. Кто сомневается, пусть в июле поищет зеленой травы где-нибудь за городом, где ее точно не вытаптывают. Увы, не Англия.

«- В Святогорске я поднималась на гору к вашему гениальному Терминатору — Артему, — рассказала Забужко. — Его автор Иван Кавалеридзе, без всяких сомнений, великий скульптор. И эта колоссальная кубистическая статуя должна принадлежать наследию мирового монументального авангарда. Можно сколько угодно смеяться над его идеологической составляющей, но сам по себе памятник достоин того, чтобы на него съезжались посмотреть любители авангарда и просто искусства со всей Европы.»

Да уж конечно!
Кавалеридзе не разменивался на «писающих мальчиков». Только сдается мне, что если б имя автора было менее известное, то досталось бы ему, как прототипу его скульптуры. Непонятно, правда, погибшему-то за что досталось. Боролся человек за свободу и демократию. Даже в Австралии боролся! (Извините за восклицательный знак.) Не боялся расходиться во взглядах с Лениным иногда.
Впрочем, зачем копать глубоко? Задача-то явно иная.

Религиозную тему, о которой дальше в статье, я просто обойду. Вера человека — глубоко личное дело. Вот и не буду «раздувать кадило», реально уважая свободу вероисповедания.
…Только похоже, что «В чужой монастырь…» — это не для всех поговорка.

Центр Донецка выдающаяся писательница «разделала под орех». И памятник Соловьяненко «ужасный», и дом Юза заброшен, а «самую большую порцию здорового смеха я получила на аллее кованых фигур. Это же совершенно душераздирающие взрывы прямо-таки дерзкого китча! Все эти размалеванные футбольные мячи с ангелами сверху — это почти сюрреализм по своей эстетике. Мне кажется, Донецк мог бы быть прекрасным местом для какого-нибудь международного биеннале китча. И в этом нет ничего плохого. Это могло бы стать своеобразной маркой города, если не стыдиться этого, а принять как своеобразную местную инновацию. Это настолько безобразно, что вульгарность уже становится стилем. Для Донецка это стало бы возможностью вписаться в культурную карту не только Украины, но, может быть, даже и Европы.»

Это место статьи понравилось особо. Именно «Европа» несколько ранее произвела свою оценку Парку кованых фигур. Правда, оценивали мэтры кузнечного дела. И их, мастеров с мировыми именами в этом деле, оценка была такова, что они приняли Донецк в Кольцо европейских городов-кузнецов. Именно благодаря Парку! Первым из городов пост-советского пространства!
Есть и другие оценки. От тех, кто приезжая в Донецк, гулял по парку. Кому там было интересно, кто там фотографируется с детьми, с любимыми, с друзьями. Композиции в Парке, к сведению тех, кто еще не знает, сделаны не каким-либо металургическим монстром, а множеством мастеров от Японии до Канады. Есть работы и из родного, нашей гостье, Луцка…
Насчет сюрреализма не могу согласиться. Рад бы, да не могу. Нравятся мне работы Сальвадора Дали, но, вынужден признать, что нашему парку трудно что-то противопоставить великому маэстро. Хотя, уверен, что вот он оценил бы многие из работ совершенно иначе.
Напоследок небольшая справка: в советский период художественная ковка считалась буржуазным излишеством и не развивалась. Тот уровень, которого достигли нынешние украинские кузнецы, — результат полутора десятков лет работы. Только задумайтесь — в Италии, Японии, Австрии, Голландии традиции, опыт, секреты непрерывно передаются сотни лет, а наши недавно взялись за молотки и уже догоняют…

Совсем напоследок
Авторитарность, это как раз и есть жесткое бичевание (не важно, каким способом) всего, что не угодно одному субъекту. Именно в моменты бесцеремонной и огульной критики всего «что не по-моему» и рождаются монстры деспотизма.
Между прочим, тот факт, что местная газета опубликовала подобный нелицеприятный для региона материал, свидетельствует о том, что не так уж все авторитарно на Донбассе. Скорее просто — разгул демократии!
А еще, существует элементарная этика. В нашей культуре этические нормы не предполагают, что побывав в гостях, прилично всю улицу оповещать, что у хозяина было в доме неметено.
Впрочем, госпожа, так же неприязненно относящаяся к художественной ковке, как и советская власть, имеет право на свою точку зрения.

Евгений Лавриненко. Фото Ольги Каноненко

Добавить комментарий